Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

Любопытный довольно-таки день, когда я сделал переформат всей второй части и еще не понимаю, сохранить так или вернуться к прежнему плану. Дело в том, что я первоначально задумывал эту вторую часть как серию таких прелестных набросков, когда все тежяловесное информационное изложено в первой части, а вторая становится серией полетов в разные места земного шара конца 50-х, с помощью прессы, стихов.... Но пресса завалила меня, кажется. С прессой, когда разрешение, resolution, становится чрезвычайно мелким - до каждого отдельного дня - сопоставлений и "рифм" в ткани истории становится очень много........ или по какой еще причине такой невероятный объем приобрела эта вторая часть... в результате, я перекинул последнюю главу в середину, и последней стала другая глава, которую я писал, совершенно не зная, что она может быть последней, но она подошла. зато там, в середине, все теперь иначе....

Ленинская библиотека

Ленинская библиотека.
Эти карточки, написанные от руки женским почерком.
Железные полки,
старомодные столы с зеленым бархатом.
Иногда звучит заставка Windows,
иногда у кого-то зазвонит мобильный,
иногда кто-то кашляет.
Большие окна и чуть заметный запах пыли.
Эта старорежимная столовая.
Сколько часов я здесь провел
/тысячи/,
каждый из которых не соответствовал этой скромной обстановке:
в Ленинке меня прёт, как от винта,
я еле успеваю закончить одну книгу
                        /картонные переплеты/
                и хватаюсь за следующую,
жалея, что скоро звонок и я сегодня провел здесь
только шесть часов, а не восемь.

Montefiori

в пршлом году как-то я оказался за одним столиком с Боровским, тем самым, из СПб - и он обмолвился, что ему понравилась только что вышедшая книжка Монтефиори про Сталина. ну, почитал я эту книжку. невероятная байда! такая мерзость, какую могут придумать только британцы. Сталин неловко флиртует, бросая за столом в даму кусочки хлеба. Кремлевский чиновник, встретив Жданова, перед ним низко кланяется и пятится. Безвкусная тупота! и при этом - долгий список архивов, где он работал, какой-то британский книжный приз. Действительно, когда я жил в Европе в 2006-2007, он там продавался везде, в магазинах и аэропортах.

(no subject)

Мое знакомство с пятидесятыми началось с книги Дэвида Хальберстама The fifties. Хальберстам - это крутейший амер. журналист, наверно, был хиппи. Его книга The best and the brightest была как бы центральной книгой против Вьетнама /она о том, что самые лучшие люди Америки готовили самую худшую войну. я читал только аннотацию/. теперь интересно обнаруживать, как он пишет. вот био Оппенгеймера. я читал про историю Оппенгеймера у Х. и теперь читаю в этой толстой, модной биографии. очевидно, что это и для Х. был первоисточник. поэтому любопытно находить такие детали:

Хальберстам пишет: "Большинство открытий в науке приносит удовлетворение тем, кто их изобретает. Но не это. С того момента, как взрыв произошел, возникла уверенность, что открыто орудие тьмы". Джордж Кистяковский, столько сделавший для успеха бомбы, подумал, что взрыв Trinity был вспышкой апокалипсиса - “это будет то, что последний человек увидит в последнюю милли-секунду существования земли”. Вовзращаясь после испытания с полигона, Оппенгеймер обнаружил молодого блестящего физика из лаборатории, блюющего в кустах. "Реакция началась" - подумал Оппенгеймер.

В био /K.Bird and M.J.Sherwin: American Prometheus. The triumph and tragedy of J.Robert Oppenheimer. NY: Alfred Knopf, 2006/ сообщается просто, что всю ночь в кампусе ученых были party, все были возбуждены, и ночью Оппенгеймер видел кого-то блюющего в кустах. "Реакция началась" - это пишут авторы биографии.

у Хальберстама: Теллер /изобретатель водородной бомбы, который свидетельствовал против Оппенгеймера на суде/ - Когда вскоре после этих событий он появился на научной конференции в Лос-Аламосе и попытался во время обеденного перерыва присоединиться к одному из столиков, все кафе замолчало и стало смотреть на него. К столику его не пустили. Он ушел в свой кабинет и весь день плакал, и не возвращался в Лос-Аламос больше десяти лет.

в био: Приехав вскоре после этого на научную конференцию, Теллер в обеденный перерыв увидел издалека Кристи и бросился к нему с распростертыми объятиями, но тот отвернулся и сказал: "Я не пожму тебе руку, Эдвард". Рядом стоял Раби, который сказал: "Я тоже". Теллер поднялся в номер и начал паковать вещи.

я, при пересказе разных событий и реплик,взятых из источников, позволяю себе максимум иногда переставить знаки препинания. это уже большая смелость. но вот, видно, знаменитый американский журналист позволяет себе немного больше.

(no subject)

есть огромное количество советских книжек, которые невозможно читать и они, кажется, не предназначены для чтения: "Марксистско-ленинская эстетика", "Роль НТР в развитии развивающихся стран", "Проблемы изучения спроса и предложения на социалистическом рынке", "Системные аспекты.....". Они существуют для того, чтобы, когда мысль начинает буксовать, их доставать с полки и просматривать. Это типа алгоритмические книги. Типа смотреть формулы и уравнения.

Beat Hotel

Оказывается, в 1947, незадолго до смерти, Арто по заказу франц. радио написал радиопьесу, но она была такой жесткой, что ее естественно запретили и не пускали до после-1968 года. а тут один из тусовки в Beat Hotel спиздил эту запись из архивов франц. радио. "Жан-Жак /Лебель/ объяснил: У меня была girlfriend которая работала на Французском Радио, и мы пошли в архивы. Там было место, где хранится все цензурированное и т.п., но мы нашли ключ и сделали анархическое похищение. Оно не было на кассете, оно хранилось /в виде large records/, но мы ее переписали". У girlfriend осталась одна кассета, а Жан-Жак пригласил Аллена /гинсберга/, Питера /Орловски/, Бпайана /Гайсина/ Харольда Норзе и некоторых других в свою квартиру на Монмартре послушать.

Жан-Жак: "Так что мы были у меня, а я не знал, как использовать магнитофон. Для этого случая я позаимствовал старый немецкий Грюндиг, такой, как чемодан, и все надписи на кнопках были по-немецки, и  я ничего не понимал. В любом случае, мы были так укурены, что вообще не понимали, какого хуя мы здесь делаем. Мы сидели все вместе на полу, и наконец Аллен сказал: "Ну и чего мы ждём? поехали". Я эту кассету раньше не слушал, и никто ее не слушал. Это было как услышать Уитмена, или Рембо, понимаете?!

Наконец, Жан-Жак вставил кассету и нажал кнопку "PLay". Было известно, что для этого радио-театрального фрагменты Арто типа как изобрел новый язык, но того, что мы услышали, никто не мог даже ожидать: "Islsshle dkslishs mmskiels dakjdllai...." "Двадцать минут они сидели в гашишовом трансе, слушая невообразимые тирады /unintelligible ranting/ Арто". Аллен сказал, что это новая грамматика, которую он изобрел, может быть, с другой планеты.  У нас в руках был джойнт, но мы его даже не передавали. Это было действительно, полностью, как слушать универсальный язык, язык до всех языков. Молчание. Такие моменты редко случаются. Все реально затаили дыхание. Наконец, Грегори /Корсо/ говорит: "Окей, пойду поссу". Он пошел поссать, а Аллен говорит: "Давайте послушаем снова". Типичный Аллен, внимательный, аккуратно все изучающий. И тогда мы поняли, что поставили пленку задом наперед. Я просто не знал, как жту чертову inrer  включать.

В конце концов, нормальная версия оказалась не хуже предыдущей:

Мы услышали натуральный язык и голос Арто. Там, действительно, отдельными частями шел "новый" язык, но в отдельных частях можно было понять человеческие слова и фразы. На самом деле, обе версии были превосходными /extraordinary/, особенно если слушать их громко - наподобие тибетских песнопений. Когда слышишь пение тибетских монахов, то неясно, чего они поют, но мессадж ты получаешь. ОН просто прооходит через тебя".

В результате, Аллен сделал пять копий, и они разошлись: одна -Джулиану Беку и Джудит Малина, она имела огромное влияние на Живой Театр; другая - поэту Майклу МакКлуру /McClure/, который ее ставил всем сан-францискским поэтам, включая Лоуренса Ферлингетти и Филиппа Ламантиа. Вся книга МакКлура Ghost Tantras вдохновлена этой кассетой.....


да.... помню, как я однажды оказался в Вене на "музейную ночь" - когда ходишь во все музеи по одному билету.... первые выставки были даже не помню какие, а последней я решил сделать венских ситуационистов. но они были какие-то очень уж мрачные - одни кровь и говно - и  тогда после них я пошел на Арто. это была действительно отличная выставка.