(no subject)

есть огромное количество советских книжек, которые невозможно читать и они, кажется, не предназначены для чтения: "Марксистско-ленинская эстетика", "Роль НТР в развитии развивающихся стран", "Проблемы изучения спроса и предложения на социалистическом рынке", "Системные аспекты.....". Они существуют для того, чтобы, когда мысль начинает буксовать, их доставать с полки и просматривать. Это типа алгоритмические книги. Типа смотреть формулы и уравнения.

(no subject)

Правда, я еще, конечно, добавляю сюда местами исторически-социологические рассуждения. но, в общем, нет иного способа говорить о движениях масс, кроме теоретических социологических обобщений /невозможно же сейчас писать соцреалистические романы с их "типизацией"/. кроме того, теория - это вполне привычный способ разговаривать, но нужно, чтобы она пересказывалась не сложным языком, полным терминов, а понятно.

(no subject)

цитата, неважно откуда: Задача науки состоит вовсе не в том, чтобы дать простое изображение того, что есть, верную фотографию действительности так, чтобы каждый нормально организованный наблюдатель мог получить ту же самую картину. Задача науки, напротив, заключается в том, чтобы в бесконечной массе лиц, явлений отыскать всеобщее, существенное и дать, таким образом, нить Ариадны, при помощи которой можно было бы ориентироваться в лабиринте действительности. -

вот это как раз меня не интересует. я пишу прозу. я всегда мечтал написать исторический роман без героев - где действовали бы массы, наблюдались бы их грандиозные передвижения.

(no subject)

/надо иметь набело готовый текст первой части, прежде чем приступать ко второй. хотя, может быть, в свете того, что я узнаю дальше, ее придется снова править. я подготовил себе великолепный трип: что там будет во второй части? например, я пока вообще не знаю, что происходило, скажем, в Корее в конце 50х, хотя Корейской войне посвящена большая часть вначале/

(no subject)

что в писательском деле больше всего вызывает жар и трепет? самая рутинная работа: когда редактируешь набело то, что уже закончено. расставляешь всякие запятые, убираешь сокращения, которые делал в пылу работы, повторения....

вот я редактирую законченные главы первой части.

еще запредельный эффект - когда собираешь текст из отдельных файлов /глав/ в единый текст, каким он будет в итоге, и смотришь, как они подходят друг к другу.

битва за космос

Отменная книжка Тома Вулфа - того же, который написал "Электропрохладительный acid тест" - "Битва за космос" про американских пилотов и астронавтов конца 50х. Этот Вульф, похоже, специализируется на такой транспортирующей литературе. Думая об этом конце 50х, я тоже чувствую себя вроде тех пилотов, как их выбрасывало из ракеты в космос в капсуле. Этот конец 50х - вообще сложное непонятное время. По сравнению с мирным славным началом 50х, всё мелькает. Мелькает вообще.... Нужно изучать и те же полеты в космос, и гонку технологий, и все эти уже сложные политические дела типа де Голля, и главное оттепль. А главное эта Деколонизация. Деколонизация все время укрупняется. Сань, Санек, что делать с деколонизацией?
  • Current Music
    Man with a movie camera Soundtrack Cinematic Orchestra

(no subject)

/но я ее читал где-то год назад. а сейчас только снял с полки и полистал./

(no subject)

Очень аппетитная книга по истории - особенно потому, что она новая, и технически /написана в 1997/ и, очевидно, методологически - "1926" Ганса-Ульриха Гумбрехта, профессора Стэнфордского ун-та. Но что в ней хорошего? на самом деле, в ней хорошего только главный прием - то, что все описывается в виде разных областей и предметов, какими они были в 1926  году - здесь главы: "Джаз", "Железные дороги", "Забастовки", "Конвейеры". Конечно, это дает возможность сказать довольно много и разном, и в принципе описать эпоху. Джаз в 1930, скорее всего, не очень отличался от того, каким он был в 1926. Еще, можно походя сделать разные исторические широкие обобщения, мимоходом заметить про разные структурные процессы и т.п. ЕЩе несколько глав под конец посвящены истории, методологии взгляда на прошлое. Но они довольно бессодержательные, кроме описания современных исторических музеев /тенденция - не экспонаты и голые стены, а создание среды/.

В общем, эта книга Гумбрехта создает соблазн - начать писать вторую часть в виде "серий", тоже так записывать разные впечатления походя.

Но дело-то в чем, дело-то в том, что Гумбрехт так решает проблему resolution. Интимное приближение к истории - чтобы видеть ее так, как ты видишь сегодняшний день, включив новости по телевизору - достигается засчет внимания к мелочам. Если описывать структурные процессы, то это будет очень мудро, но это не очень интересно читать и совсем не интимно. Совсем нельзя будет почувствовать вкус 1926-го года или 50х. А когда рассказывается про "джаз", "служащих", "граммофоны", то можно почувствовать.

ПРоблема "синхронии" и "диахронии"....
Гумбрехт называет это "симультанность"....